Способности литературные

Материал из ART

Перейти к: навигация, поиск

Литературные способности - специальные способности, позволяющие осуществлять литературную деятельность с определенной долей успешности.

Содержание

Составляющие литературных способностей

К литературным способностям принято относить:

1) острую впечатлительность;

2) эмоциональную отзывчивость на людей и природу;

3) развитое эстетическое чувство (отбор типичных, существенных, выразительных впечатлений);

4) легкость образования ассоциаций между словами и образами (слуховыми, зрительными, обонятельными) представлений;

5) художественную наблюдательность как свойство личности, профессионально значимое для писателя;

6) чувствительность к ритмизации языковой ткани;

7) особую организацию душевной жизни;

8) способность переживать впечатление, вызванное словом, сильнее, чем впечатление, вызванное действительностью.


Ф. Баррон на основе исследования 56 писателей-профессионалов, из которых 30 широко известны и в высокой степени оригинальны в своем творчестве, выделил тринадцать признаков способностей к литературному творчеству:

1) высокий уровень интеллекта;

2) склонность к интеллектуальным и познавательным темам;

3) красноречие, умение ясно выражать мысли;

4) личная независимость;

5) умелое пользование приемами эстетического воздействия;

6) продуктивность;

7) склонность к философским проблемам;

8) стремление к самовыражению;

9) широкий круг интересов;

10) оригинальность ассоциирования мыслей, неординарный процесс мышления;

11) интересная, привлекающая внимание личность;

12) честность, откровенность, искренность в общении с другими;

13) соответствие поведения этическим нормам.


Вербальный интеллект и литературные способности: зона пересечения

Литературные способности, как и остальные специальные способности, имеют свои особенности. В первую очередь к ним относится направленность интеллекта в сферу общих гуманитарных способностей — вербальный интеллект.

Составляющими вербального интеллекта являются:

  • познавательный интерес и обостренная восприимчивость к языку;
  • умение связывать слово и его значение с внутренними переживаниями;
  • высокая чувствительность на восприятие окружающего мира (природы и людей);
  • развитое воображение, которое начинает выполнять регулирующую функцию и подчинять восприятие возникающим художественным замыслам, дорисовывать то, что было за пределами воспринимаемого;
  • ассоциативность мышления,
  • синтетичность памяти,
  • чувство языка,
  • эстетическое отношение к языку.


«Язык для поэта и тона для композитора являются чем-то гораздо большим простого средства… они не только ведут к чему-то вне их, но и сами в большой степени являются целью и… художественное создание и художественное восприятие находятся в тесной зависимости от связи материала с духом и с органической природой человека» (1, с. 591).


Развитие литературных способностей

бюст Гомера

Полемика о развитии литературных способностей началась с представлений древних философов об источнике поэтического дара и назначении поэта. Гомер в «Одиссее» называл рапсода певцом, вдохновленным богами или музами. Платон считал, что истинный поэт ничем не обязан самому себе, своему уму или своему старанию: его видения являются даром свыше.

бюст Платона

«Но ведь величайшие из благ, — пишет он в своем диалоге «Федр», — от неистовства в нас происходят по божественному, правда, дарованию даруемого. Но кто подходит к вратам поэзии без неистовства, музами посылаемого, будучи убежден, что он станет годным поэтом лишь благодаря ремесленной выучке, тот является поэтом несовершенным, и творчество такого здравомыслящего поэта затмевается творчеством поэта неистовствующего».

Сервантес

Сервантес, опровергая эту точку зрения на развитие литературных способностей, подчеркивает равное значение врожденных способностей и навыков, связанных с искусством: «Ибо справедливо было замечено, что поэтами рождаются, это значит, что поэт по призванию выходит поэтом из чрева матери... Затем я должен сказать, что прирожденный поэт, вдобавок овладевший мастерством, окажется лучше и превзойдет стихотворца, который естественно с помощью мастерства намеревается стать поэтом, и это оттого, что искусство не властно превзойти природу — оно может лишь усовершенствовать ее, меж тем как от сочетания природы с искусством и искусства с природою рождается поэт современнейший» (15, с. 134).

Современные авторы исследований психологии способностей все больше склоняются к мнению, что и научные, и художественные способности развиваются и совершенствуются в равной степени. В художественном творчестве вопрос о первичных дарованиях и об упражнении, навыке и подражании стоит так же, как и при всяком критическом познании, при всяком научном открытии. В Институте творческих проблем в Калифорнии проводилось изучение творческих личностей на больших группах известных писателей. Американские исследователи исходят при этом из утверждения, что «культурный феномен изобретения в искусстве и науке аналогичен и характеризуется одинаковыми фундаментальными психическими процессами».

Отечественные авторы (В. П. Ягункова и З. Н. Новлянская) выделили такие предпосылки к развитию литературных способностей, как впечатлительность, творческое воображение, особенности словарного запаса и легкость образования словесных ассоциаций. Впечатлительность проявляется в эстетическом отношении к действительности, чувстве сопереживания природе и человеку. Гомезо и Домашенко рассматривают ведущие и вспомогательные свойства в структуре литературных способностей: особенности творческого воображения и мышления; яркие и наглядные образы памяти; развитие эстетических чувств; чувство языка; уровни способностей (репродуктивный и творческий).

Системно-типологический подход к проблеме литературных способностей

Системно-типологический подход к проблеме литературных способностей предполагает существование единого комплекса природных задатков, развивающихся на их основе литературных способностей, психофизиологических и психологических особенностей, условий развития, воспитания, средовых влияний. При этом центральной проблемой любых способностей, в том числе и литературных, становится проблема индивидуальных различий. Личностные особенности художественного интеллекта, восприятия, памяти, мышления, ценностно-мотивационная сфера, мировоззренческие установки, творческий процесс и способ создания литературного продукта определяют индивидуальный творческий стиль поэта и писателя, его технику и язык. Базисом этого комплекса является психологический тип личности. В наших исследованиях каждый раз подтверждается выделенная нами устойчивая типологическая связь когнитивного стиля с индивидуальными особенностями литературного творчества.

Когнитивный стиль

Восприятие прирожденного поэта или писателя отличается яркой образностью, ассоциативностью, эмоциональной окрашенностью. Для него важны все восприятия: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые. Но для одних в большей степени доминируют зрительные, для других — слуховые, для третьих характерна синестетичность, когда зрительный образ наполняется звучанием, запахом, определенным настроением, цветом, движением, ощущением. Так, у Гюго доминировало зрительное восприятие, в силу которого ему больше всего удавались «картины для глаза». Гете обладал высокой вариативностью стратегий восприятия. «Относительно моей способности к чувственному восприятию (sinlich) es Auffassungsvermogen) я так странно устроен, что удерживаю в своей памяти все очертания и формы самым резким и самым определенным образом...» (6, с. 91).

Блок

Примером синестетичности восприятия является поэзия Блока — это и живопись, и музыка, и танец, и пластика. Одна из индивидуальных характеристик восприятия — внимание к деталям. конкретика, точность передачи реальной картины. «Страсть наблюдать за человеком, питаемая мною еще сызмала, придала им некоторую естественность; их даже стали называть верными снимками с натуры» (7, с. 384).

«На Вас была, должно быть, полумодная шубка с черным мехом, не очень новая; маленькая шапочка, под ней громадный тяжелый золотой узел волос — ложился на воротник, тонул в меху... Вы держали платье маленькой длинной согнутой кистью руки в черной перчатке — шерстяной или лайковой. В другой руке держали муфту, и она качалась на ходу» (3, с. 529).


Память, как и восприятие, имеет индивидуальные различия. Чувственная доминанта памяти дает ей эмоциональное насыщение, возможность играть образами воспоминаний, трансформируя их.

«Во все мои четыре года каторги я вспоминал беспрерывно все мое прошедшее и, кажется, в воспоминаниях пережил всю мою прежнюю жизнь снова. Начиналось с какой)нибудь точки, и потом, мало-помалу, вырастало в какое-нибудь сильное и цельное впечатление. Я анализировал эти впечатления, придавал новые черты уже давно прожитому и, главное, поправлял его, поправлял беспрерывно, в этом состояла вся забава моя». (8, с. 190).

Рациональная доминанта памяти устанавливает связь каждого явления или события с предшествующими или последующими в ряду процессов становления и развития. Такова память Толстого, Пушкина, Т. Манна, Ломоносова. Особенности памяти Бальзака вложены в слова его литературного двойника Луи Ламбера: «Его мозг извлекал из богатого хранилища памяти бесчисленное количество образов, которыми он питался во время своих проникновенных созерцаний.

Гёте

— Когда я хочу, я опускаю на глаза вуаль. Внезапно я погружаюсь в самого себя и нахожу темную комнату, где явления природы раскрываются в более чистой форме, чем та, в которой они появились сначала перед моими внешними чувствами» (1, с. 117).

Мышление — важнейшая характеристика литературного творческого процесса. Писатели с действенноGпрактическим мышлением уделяют большое внимание описанию конкретных деталей и их возможным комбинациям. В конструирующем, логическом мышлении доминирует стремление разъединить структуры как детали целого и подвергнуть их анализу. В интуитивном мышлении схватывается суть явления, стремление подчинить детали целому, конкретная детализация лишь уточняет первичную идею. При этом субъективность, объективность или равновесие того и другого в мышлении накладывает свой типологический отпечаток.

«Мое мышление не отделяется от предметов, элементы предметов, созерцания входят в него и интимнейшим образом проникаются им; само мое созерцание является мышлением, мышление — созерцанием» ( Гете.)

Творческий стиль

Единство художественных, когнитивных и личностных особенностей, включающих доминирующую мировоззренческую установку типологического характера определяет творческий стиль писателя и поэта Формула «Стиль — это человек» подтверждается известными словами Флобера: «Мадам Бовари — это я». В письме к Жорж Санд Дюма — сын дает блестящую характеристику стиля и человека Дюма-отца: «Он всегда ясен, точен, ослепителен, здоров, наивен и добр. Он никогда не проникает глубоко в человеческую душу, но у него есть инстинкт, заменяющий ему наблюдение. И какая уверенность, какое стремительное движение, какая восхитительная композиция, какая перспектива! Кто-то однажды спросил меня: «Как это получилось, что Ваш отец за всю жизнь не написал ни одной скучной строчки?» Я ответил: «Потому что ему это было бы скучно» (12, с. 345).

Авторская позиция — отношение к миру и осмысление своего назначения как писателя или поэта в этом мире: Гете: «Даже величайший гений не далеко бы ушел, вздумай он быть обязанным всем только самому себе». По его мнению, поэт — «одновременно учитель, провидец, друг богов и людей» (6, с. 91).

Бальзак: «Писателю принадлежат все формы творчества; ему — стрелы иронии, ему — нежные, легкие слова; ему — театральные персонажи, ему — необъятные лабиринты сказок и вымыслов, ему — все цветы, ему — все шипы; он возлагает на себя все одежды, проникает в глубь всех сердец, испытывает все страсти, постигает все интересы. Душа писателя стремится к миру и отражает его» (1, с. 670).

Набоков: «На мой взгляд, подлинный современный мир — это мир, созданный художником, это явившийся ему мираж. Художник не несет ника20 кой ответственности перед обществом, художник ответственен только перед самим собою» (2, с. 170). Эти примеры подтверждают связь особенностей психологического типа с творческим стилем автора.

Литература

1. Арнаудов. Психология литературного творчества. М., 1970.

2. Анастасьев Н. Владимир Набоков. Одинокий король. М., 2002.

3. Блок А. Избранное. М, 1994.

4. Бердяев Н. Самопознание. М., 1991.

5. Валери П. Об искусстве. М., 1993.

6. Гете И. Собр. соч. М.: ГИХЛ, 1935. Т. 7.

7. Гоголь Н. В. Полн. собр. соч. М.: ИздGво АН СССР, 1952. Т. 8.

8. Достоевский Ф. Дневник писателя за 1873 и 1876 г. М.–Л.: ГИХЛ, 1929.

9. Исследование речевого мышления в психолингвистике. М., 1985.

10. Кант И. Соч.: В 6 т. М.: Мысль, 1966. Т. 5.

11. Леонтьев А. А. Теория речевой деятельности. М., 1968.

12. Моруа А. Три Дюма. Минск, 1983.

13. Рождественская Н. В. Проблемы и поиски в изучении художественных способностей. М., 2000.

14. Семиотика и искусствометрия. М., 1972.

15. Сервантес. Собр. соч. М., 1961. Т. 2.

16. Ягункова В. П. Формирование компонентов литературных способностей у школьников 5класса // Вопросы психологии способностей. М. 1973.

Личные инструменты
Категории